Великолепный Век: Цветы раздора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Великолепный Век: Цветы раздора » 1520-1541 » 10 мая 1538 года. Отцовская любовь в беде горит сильней


10 мая 1538 года. Отцовская любовь в беде горит сильней

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата и место действий: 10 мая 1538 года
2. Участники эпизода: Сулейман I, Михримах-султан
3. По желанию краткое описание событий: невинная прогулка оборачивается трагедией

0

2

Весенним днем, юная Михримах гуляла по саду дворца Топкапы со своими служанками. Султанша наслаждалась теплыми деньками, разглядывала цветы, которые она очень любила.
Больше других времен года я люблю весну. И это не удивительно. Весна дарит мне чувство радости, грядущих перемен, особое весеннее настроение. Первые лучи весеннего солнца говорят, что прошла долгая и трудная зима, не будет больше трескучих морозов, метелей и снежных заносов, настало новое удивительное и радостное время.-думала Михримах идя по тропке ведущей в конницу.
Дыхание весны ощущается во всем. Она пробуждает еще спящую природу к новой жизни. А сейчас на дворе май, и природа уже оделась в яркие краски. Деревья в саду с богатой зеленой кроной, цветы распустились самых разных оттенков. Подходя к коннице, Михримах увидела отца. Обрадовавшись, девушка ускорила шаг и подошла к Султану.
-Отец- султанша поклонилась в знак приветствия- Хочу покататься на лошади Вы не составите мне компанию?-спросила девушка. Девушка знала, что если у отца есть свободное время, то он не сможет отказать любимой дочери.

0

3

Ему было просто необходимо уединиться с послом для того, чтобы выслушать его версию произошедшего с глаза на глаз. Конечно, Сулейман и не думал подозревать свое ближайшее окружение в измене, но при этом он совершенно отчетливо ощущал душевную тревогу - будто что-то не состыковывалось в этом странном деле. А окружающие, пытающиеся при первом же на них взгляде оправдать себя и поэтому не замолкающие ни на минуту, не давали сосредоточиться и все обдумать как следует. Именно поэтому, видя, что погода благосклонно настроена, он пригласил посла на конную прогулку - наедине в лесу им наконец удастся поговорить без лишних свидетелей и выяснить все на чистоту.

Услышав знакомый голос, султан резко развернулся в сторону дочери и едва успел сменить хмурое выражение лица на приветственную улыбку. Его прекрасный цветок разительно переменилась с того момента, как он в последний раз внимательно вглядывался в ее черты. Из ребенка она стремительно превращалась в прекрасную девушку, тем самым напоминая ему о том, что время неумолимо ускользает из его рук, даже властелину мира не подвластно справиться  с его вечным течение. Впрочем, если эти мысли всегда навевали на него тоску, то сейчас,  видимо под воздействием весенней свежести, он был рад, что она оказалась здесь - они слишком давно не были рядом.

-Конечно, моя принцесса. Мы с послом как раз готовились выехать, буду рад, если ты отправишься с нами.
Ему было не под силу выполнять свои отцовские обязанности в полной мере, ведь все его силы уходили на заботу о стране, да и будущих шехзаде. А вот сердцем он всегда стремился к своей любви и этой златовласой девчушке, которая с каждым годом все больше походила нравом на свою прекрасную мать. И вот, удачно подвернувшийся случай полюбоваться дочерью, несомненно обрадовал его.

Распорядившись, чтобы султанше подали сильную, но пи этом спокойную лошадь, Сулейман собственноручно усадил дочь в седло.
-Мне необходимо будет решить одно дело, но пока мы в пути, я жажду услышать о твоих новостях.
Султан уже запланировал остановку на живописной поляне по ту сторону леса, и теперь, оставив разговор о политике на потом, он вскочил на коня и поравнявшись с послом и Михримах, неспешно направился в путь, готовый слушать рассказ о придворной жизни его домочадцев.

0

4

Михримах в компании отца и посла неспешно двинулись в сторону леса. Михримах с детства каталась на лошадях, поэтому управлять лошадью ей не составляло  особого труда. Султанша любовалась красотой весенней природы, при этом не отставая от отца.
-Отец, у меня, хвала Аллаху, все хорошо. - действительно, у юной Михримах всегда было все и даже самое лучшее, ведь Повелитель очень любил свою золотоволосую дочку. Михримах прилежно училась, не отставая от братьев, так же помогала своей матери в воспитании младших братьев. Она очень много времени уделяла братьям, занималась с ними. Заботило юную Султаншу только одно: до сих пор она живет в покоях вместе с матерью и младшими братьями. Мехмету уже давно выделили свои покои, теперь на очереди была Михримах. Хюррем наотрез отказывалась понять дочь, и попросить у Повелителя покои для дочери, а как по такому поводу говорить с отцом, Михримах не знала.
-Повелитель, а как Ваши дела?- поинтересовалась Султанша.

0

5

-Мои дела в порядке.
Еда заметно усмехнувшись этому столь детскому по наивности вопросу, Сулейман поравнялся лошадьми с дочерью и пустил посла с охранной немного вперед. Михримах была еще, слава Аллуху, слишком мала, чтобы искусно прятать свои эмоции, и поэтому не составляло труда поймать ее на обмане. К тому же, на днях Хюррем упоминала об их небольшой ссоре из-за покоев. Мужчина несомненно мог одним приказом изменить эту ситуацию, но предпочел дождаться того момента, когда дочь сама придет к нему с просьбой.

-Вы уверены? Я вот от вашей матушки, дорогая султанша, слышал совсем иное.
Ему нравилось наблюдать за Михримах, которая всеми силами старалась выглядеть достойно для принцессы династии и у нее это, несомненно, выходило прекрасно. Однако, в столь юном возрасте, это все же выглядело слегка комично и трогательно. Как человек, который чрезвычайно сильно любил своих детей, и которому были не чужды нотки сентиментальности в характере, Сулейман сейчас позволили себе расслабиться и смотреть на свое чадо с довольной и счастливой улыбкой. Темный взгляд потеплел, красноречиво изливая на девушку потоки отцовской любви.

-А я думал ваш долг говорить своему падишаху только правду и ничего более. Неужели я ошибался в вашей преданности? - его тон был серьезным, но выражение лица явно указывало на то, что все сказанное лишь шутка.

0

6

-Вы уверены? Я вот от вашей матушки, дорогая султанша, слышал совсем иное.-сказал отец. Неужели, Валиде рассказала отцу о нашей ссоре?-подумала луноликая султанша, но ничего отцу не ответила. Хотя она понимала, что отец догадывается о том, что девушку что-то тревожит и эта ссора не дает ей покоя.
-А я думал ваш долг говорить своему падишаху только правду и ничего более. Неужели я ошибался в вашей преданности?
-Отец, что Вы? Аллах свидетель, что я всегда говорю Вам правду и никогда Вас не обманула.-испугавшись ответила Михримах. -Мы действительно на днях повздорили с матушкой, из-за пустяка. Я попросила Валиде, чтобы мне выделили собственные покои, ведь шехзаде растут и нам всем тесно в просторных покоях матушки, но Валиде мне отказала, ссылаясь на то, что мое время еще не подошло.
Михримах всегда почтительно относилась к отцу и не загружала его своими проблемами. Со всеми просьбами и вопросами она обращалась к матушке, как в прочем и в ситуации с покоями, и Валиде всегда помогала дочери, но в этой ситуации она отказала своей золотоволосой султанше. -Может быть действительно, мое время еще не подошло.-с грустью сказала Михримах.
-Повелитель, Вы давно не ужинали с нами. Не составите нам с матушкой и шехзаде сегодня компанию? Я уверена, братья будут рады.-поинтересовалась Михримах, чтобы перевести тему разговора. Раньше, отец часто приходил в покои матушки, играл с шехзаде, проводил время с Михримах, ужинал с ними, а сейчас Повелитель занят и вечерами он решает вопросы с Ибрагимом Пашой.

0

7

-Подошло, я думаю, ты уже достаточно взрослая, чтобы иметь отдельные покои.
Благосклонно кивнув дочери, султан на мгновение задумался над недавним разговором с Хюррем, в котором она высказала весьма странную мысль. Рустем-паша, конечно, был человеком богатым и верным, но отдавать за него свою единственную дочь Сулейман категорически не желал. И странно было то, что его Хасеки считает Михримах достаточно взрослой для того, чтобы пойти под венец, но о собственных ее покоях и слышать не хочет.

-Я с удовольствием поужинаю с вами. Ты права, со своими делами я совсем забыл, как нам бывает весело в такие вечера. А теперь, прости, дай мне возможность переговорить с послом и затем мы сможем продолжить прогулку.
Кивнув охране в сторону султанши и таким образом оставив ее под присмотром, мужчина подъехал к послу. Уединившись под раскидистым деревом, они спешились и наконец смогли обсудить все вопросы, которых они не могли коснуться во дворце. Все оказалось именно так, как и ожидал Сулейман - люди, окружающие его, в глобальном смысле ему верны и, наверняка, при случае не пожалеют жизни во имя блага повелителя, но, когда дело качалось чего-то не столь значительного - каждый обманывал его, стараясь действовать в своих интересах. Самое печальное, что каждый из них свято верил в то, что действует исключительно в интересах своего падишаха, охраняя от чужого дурного влияния. Это напоминало ему, как в детстве с братьями он играл в песке - иллюзия отношений, союзов и ссор - нельзя различить, где ребенок убедительно играет, а где уже не на шутку и правда обижен. Впрочем, судьба была к нему по прежнему благосклонна и  давала возможность решить все своим последним и самым весомым словом.

0

8

-Подошло, я думаю, ты уже достаточно взрослая, чтобы иметь отдельные покои.
Счастью Михримах не было придела. Девушка знала, что отец редко отказывает ей в ее просьбах, но она была уверена. что в этой ситуации он примет сторону Валиде.
-Отец, спасибо большое. Я Вам очень благодарна-сказала Михримах с такой детской искренней улыбкой на лице.
Так же, луноликая султанша была несказанно рада тому, что Повелитель отведает сегодня ужин со своей семьей. И в правду, дела отца занимали большую часть его времени и у него просто не было возможности побыть с любимыми и дорогими ему людьми. Михримах продолжала прогулку позади отца окруженная охраной. Девушка уже раздумывала о том, какие выберет покои и как их обустроит. Неужели и я дождалась своих покоев?-радовалась Михримах. Казалось бы, Михримах уже юная султанша, а в душе она все еще ребенок, который нуждается в постоянной ласке и внимании родителей. А как интересно поживает Бали-Бей? Я давно не видела его во дворце.-переключила свои мысли султанша. Бали-Бей, это детская любовь Михримах, которая живет в ее сердце по сей день. Султанша всегда старалась найти повод, чтобы остановится и поговорить с хранителем отцовских покоев. Михримах не заметила, как немного отстала от отца. Она попыталась поторопить свою лошадь, но та стала неуправляемой. Она встала на дыбы и скинув с себя султаншу понеслась вперед. Оказавшись на земле, Михримах прибывала в легком шоке. Ее сразу окружили охранники отца и помогли ей подняться с земли.
-Султанша, с Вами все хорошо?-спросил кто-то из толпы.
-Со мной все хорошо- сказала луноликая госпожа, увидев, что отец возвращается к ней.

0

9

Слишком увлекшись разговором с послом, Сулейман понял, что что-то произошло лишь когда сзади них послышались взволнованные восклики охранников. Резко развернувшись в сторону шума, он мгновение оглядывал поляну и заметив лежащую на земле Михримах, рванул с места. Если султан и не выражал особой нежности к детям, особенно в период их взросления, то это не умоляла его истинных отцовских чувств. Хоть все и думали, что падишах рад только мальчикам, родившимся в его семье, а девочки отходят всегда на второй план, но на самом деле это было совсем не так. Мальчики несомненно приносили династии счастья - чем больше шехзаде, тем меньшая опасность для династии остаться без правителя, но шехзаде вместе с уверенностью приносили неминуемые раздоры и противоречия. Михримах же была его любимой дочерью, которая никогда не сможет стать правителем Империи, но при этом она его отрада, не играющая в идеального ребенка, чтобы услужить повелителю и живая в проявлении чувств и желаний. И было странно, что эта юная девушка уже была разумнее своих старших братьев и наверное, если бы Аллах сделал ее шехзаде, у Сулеймана не стоял бы вопрос о выборе официального наследника. И вот эту жемчужину, которую он бережно хранил в своем сердце, его личная охрана упустила из внимания, подвергая драгоценную жизнь опасности.

- Что здесь происходит?!
Стремительно приблизившись к месту происшествия, он оттолкнул охранников и подхватил дочь на руки.
- Да ради Аллаха, что с вами! Уже который раз член моей семьи оказывается в опасности по вашей вине! - обернувшись к начальнику охраны, Сулейман едва сдержал желание казнить его на месте. Вместо этого он крепко сжал Михримах в объятьях и медленно выдохнул, на мгновение прикрывая глаза, чтобы погасить внутреннее пламя негодования.
- По возвращению во дворец я хочу видеть Малкочоглу Бали Бея. А теперь вон с глаз моих.
Найдя подходящее место, мужчина уложил султаншу на мягкую траву и, присев возле нее, начал аккуратно ощупывать ее руки и ноги, проверяя нет ли переломов.
-Как ты себя чувствуешь? Где-нибудь болит?

0

10

Отец был просто в ярости, когда подошел ко мне. Михримах чувствовала боль в ноге, но не показывала виду. Когда девушка оказалась в сильных объятиях отца, она почувствовала, как боль уходит на второй план и уже не кажется такой сильной.
Повелитель помог своей дочери сесть на траву и стал осматривать Михримах.
-Как ты себя чувствуешь? Где-нибудь болит?
-Отец, все хорошо. У меня ничего не болит. Я просто испугалась.сказала луноликая султанша немного слукавив.
Михримах никогда не показывала своих слез окружающим людям. Она все эмоции переживала в себе или же когда было совсем тяжело, она шла к своей матери и рассказывала, о том, что тревожит ее сердце.
Именно в этот момент, девушка почувствовала на сколько сильно ее любит отец. Все во дворце говорят о том, что Повелитель любит только сыновей, а дочери уделяет меньше внимания. На самом деле это было не так. Луноликая султанша никогда не была обделена вниманием отца. Конечно, ей хотелось видеть его чаще, разговаривать с ним, но она понимала, что ее отец Повелитель и он все свое свободное время уделяет семье. Михримах посмотрела на отца и вспомнила о том, что буквально пару минут назад, он приказал, чтобы к нему зашел Бали-Бей. Девушка испугавшись за жизнь своего возлюбленного, решила утихомирить пыл отца. Ведь лошадь для Михримах когда-то отбирал именно Бали-Бей.
-Повелитель, не вините в этом Малкочоглу. Он совсем не виноват. -Михримах посмотрела на отца умоляющим взглядом-Он ведь сейчас не занимается лошадьми. И не знает в каком состоянии находится моя лошадь. Только бы отец не догадался о том, что я питаю нежные чувства к Бали-Бею.

0


Вы здесь » Великолепный Век: Цветы раздора » 1520-1541 » 10 мая 1538 года. Отцовская любовь в беде горит сильней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC