Великолепный Век: Цветы раздора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



21 ноября 1525г. A contrario

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Место и время действия: около полудня, дворец ТопКапы
Участники: Патриция Сфорца, Айше Хафса Султан

0

2

Все произошедшее несколько дней назад казалось Патриции теперь сном. После того званого ужина, она была настолько поражена всем увиденным и услышанным, что никак не могла набраться смелости и, воспользовавшись приглашением, посетить дворец султана. Те две женщины, которые сопровождали своих мужей, вселили в сердце юной особы надежду на то, что не все женщины в Империи укутаны в серые ткани и даже более того - таких изысканных украшений и причудливых тканей, как у нх, ей никогда не доводилось видеть. Несмотря на то, что большую часть своей жизни девушка провела в Венеции и, казалось бы, насмотрелась на все возможные ювелирные шедевры, но, как оказалось, турецкие мастера освоили это искусство, доведя свои навыки почти до совершенства. Особенно Пат поразило кольцо, которое было надето на пальце Хюррем - истинно королевское украшение.

Потратив на размышления и выборы наряда несколько дней, юная герцогиня все же решилась посетить дворец. К тому же, ее отцу было необходимо отправиться туда по делам, поэтому, ей сам Бог велел воспользоваться сложившимися обстоятельствами и осуществить задуманное. Стоит заметить, что с той самой ночи она никак не могла забыть человека, который лишь за мгновение сумел поселить в ее сердце сладкую истому, незнакомую ей ранее. Окунаясь в размышления или закрывая глаза перед сном, она четко видела перед собой его гордый профиль и тот взгляд, от воспоминания которого до сих пор ощущалась дрожь трепета во всем теле. Это было прекрасно, но при этом пугающе неизведанно, поэтому Патриция решила пока никого не посвящать в свои переживания, надеясь, что это наваждение в скором времени рассеется само, словно дурман.

За мечтами Пат успела одеться и теперь стояла напротив небольшого зеркала, внимательно рассматривая свое отражение. Темно-зеленый бархат платья удачно оттенял цвет ее глаз, при этом сам крой был выбран наиболее скромный, ибо уже натерпевшись презрительных взглядов на улице, девушка решила одеваться скромнее, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Оставшись собой довольной, герцогиня отдала прислуге некоторые распоряжения и по зову отца, спустилась к карете. Прекрасный дворец встретил гостей раскрытыми воротами и целой толпой слуг, которые тут же обступили посла и его дочь, услужливо принимая плащи и предлагая следовать за ними. Но сейчас юную герцогиню такие мелочи волновали меньше всего, ее вниманием полностью завладел сам дворец: узкие коридоры, высокие потолки и стены, украшенные росписью и мозаикой - поистине он выглядел великолепно. Постепенно стихли голоса и только спустя пару мгновений девушка осознала, что бредет по дворцу в совершенном одиночестве. Остановившись, она немного растерянно оглянулась - только где-то вдалеке были слышны голоса и в конце коридора мимолетно промелькнул подол чьего-то одеяния. Юная Сфорца была отнюдь не из робкого десятка, но оставаться одной в незнакомом месте, при том, что матушка ей рассказывала, как в этой стране за нарушение закона, даже если ты был о нем не осведомлен, можно было тут же лишиться головы, даже для нее это было слишком.  Рассудив, что нужно всего лишь найти кого-нибудь из слуг и тогда ее  обязательно проведут к отцу, Пат решительно направилась дальше по коридору, отстукивая по каменному полу итальянскими каблучками.

Когда она услышала этот голос, все ее естественно оледенело и даже усилием воли она не могла сдвинуть себя с места, на котором замерла только что из-за неожиданности. В первое мгновение мелькнула разумная мысль о том, что трудно, проговорив с человеком вечер, так хорошо запомнить его голос, однако, вся ее женская сущность кричала о том, что это он. И, судя по звукам, он направлялся именно в ее сторону - еще немного и он появится из-за поворота. Недолго думая, Патриция кинулась к первой попавшейся двери и решительно скрылась за ней. Руководил ею в этот момент страх или же невероятное по своей силе смущение - было понять трудно, однако, ясно было одно - видеть этого мужчину было выше ее сил. И вот, когда она была уверена, что опасность миновала, девушка обернулась, взглядом натыкаясь на изумленную женщину, которая облаченная в роскошное платье вальяжно восседала на софе и судя по всему собиралась приступить к обеду, но при виде своей гостьи замерла, изумленно хлопая глазам.

0

3

День начался для Айше весьма удачным образом - разделить с ней завтрак решил сам повелитель. А нет ничего прекраснее для любящего материнского сердца, чем лицезреть проявление сыновей любви и заботы. Вопреки ее ожиданиям, их неспешная беседа касалась лишь семейных дел, поэтому ничего не могло омрачить эту неожиданную, но вместе с тем приятную трапезу. По ее окончании, ее царственный сын покинул комнаты матери, дабы приступить к выполнению обязанностей, а ей оставалось лишь расположиться на софе возле окна и, любуясь красотами сада, наслаждаться шумом просыпающегося дворца. Прошло уже немало времени с того момента, как ее мальчик вступил на трон султана, но иногда ей все чудилось, что происходящее лишь сон, который можно было спугнуть нечаянно громким словом или шальной мыслью. Но каждый день она молилась Аллаху, чтобы он защитил ее падишаха, и как можно дольше продержал над ним это восхитительное ясное небо, дарящее лишь свет и теплоту.

Но наслаждаться тишиной и покоем Валиде было не суждено слишком долго - где-то в стороне раздался скрип открывающейся двери. Обернувшись и желая отчитать непрошеного слугу за такое самовольство, султанша уже приготовила гневную тираду, как застыла на месте. С явным выражением удивления на лице, она осматривала свою неожиданную гостью, силясь понять, откуда она могла появиться не только в ее покоях, но и в стенах дворца. Впрочем, в памяти почти сразу всплыл разговор с Дайе-хатун о том, что повелитель в сопровождении Ибрагима навещал какого-то посла. Стало быть, это его супруга.

- Доброго утра, сударыня.
Айше изобразила на лице почти искреннюю улыбку, стараясь мысленно убедить себя в том, что это белокурое создание нарушило все правила этикета лишь потому что была с ними попросту незнакома. В иных ситуациях, крымчанка не простила бы подобной наглости, но раз ее сын так высоко ценит супруга этой дамы, то ей, как примерной матери, будет не лишним так же оказать честь гостям. Жестом пригласив блондинку проходить, сама женщина принялась тщательно ее осматривать. Наряд, конечно, не подходящий для прогулок по дворцу, да и не было видно ее сопровождающих, неужели эти европейцы совсем потеряли стыд и позволяют столь юным и красивым девушкам выходить из дому одним?

- Мне бы хотелось узнать ваше имя. И причину, по которой вы вломились в покои матери самого падишха.
Гордо вскинув голову, Валиде была довольна тем впечатлением, которое произвели на иностранку ее слова, однако, взгляд карих глаз оставался теплым, позволяя довериться и не бояться.

Отредактировано Айше Хафса Султан (2014-08-09 21:25:10)

0

4

При последних словах Валиде, девушка невольно сделала шаг назад и с тихим проклятьем, помимо воли слетевшем с губ, наткнулась спиной на уже закрытую дверь. Это был наверное ее самый глупый поступок за всю жизнь. Нет, она совершала много того, о чем потом жалела, но ни одна из прошлых шалостей не могла окончиться для нее  так плохо, как эта. К тому же, сейчас, эта затея - пойти с отцом во дворец, в большинство комнат которого закрыт доступ женщинам - как никогда казалась чистейшей глупостью. Но, к сожалению, осознание неправильности приятного решения почти всегда приходит с опозданием, а посему, раз изменить она уже ничего не могла, Патриция решила извлечь из произошедшего максимальную для себя пользу.

-Простите, я не знала, что вы... - заметив с какой гордостью женщина объявила о своем статусе, Пат вполне разумно поразмыслив, пришла к выводу, что мать падишаха несомненно оценит, если ее поприветствуют со всем почетом, поэтому она, по обычаю своей страны, грациозно опустилась в низком реверансе, изящно склонив при этом голову - Простите.

Когда с церемониями было покончено, блондинка с облегчением присела на подушки, и сглотнув, постаралась успокоить сбившееся от волнения дыхание.
-Меня зовут Патриция Сфорца, я дочь венецианского посла. мы прибыли с отцом во дворец вместе, но затем я потеряла его из виду. А затем, услышав голоса мужчин и испугавшись, вломилась к вам.
Так как девушке было действительно стыдно, она не смела поднять взгляд на Валиде и лишь сгорала от смущения под ее пристальным, изучающим взглядом.

0

5

Так вот оно что! Эта девушка была даже не женой посла, а его дочерью. При этом, судя по ее волнению, вызванному голосами мужчин, она была не замужем и при всем этом свободно разгуливала по дворцу султана Османской Империи в столь неподобающем виде. Отчитать бы ее хорошенько, да и объяснить, как рабыням, что здесь принято и как нужно себя вести. Но Сулейман рассказывал ей о важности визита этого итальянского господина и теперь ей придется взять юную неразумную красавицу под свое покровительство - изумительная перспектива, ничего не скажешь.

-Дорогая, успокойтесь. Я принимаю ваши извинения. - протянув девушке бокал с охлажденным настоем из ягод, Валиде поудобнее устроилась на софе, все так же внимательно рассматривая свою незваную гостью. Если верить сыну, то эта семейка пробудет здесь довольно долго, поэтому все же придется обучить это создание здешним манерам и правилам поведения, а то неровен час попадет в малоприятную историю, а султан, не дай Аллах, вздумает спрашивать с нее.

-Вы приехали в Стамбул надолго, насколько я знаю. А значит вам часто придется бывать во дворце...да и по городу ходить. Примите это за дружеский совет - смените одежду. Я понимаю, в вашей стране так одеваться принято, но не думаю, что здесь ваше прибывание станет комфортным в...подобном виде. Наши женщины ценятся за красоту и скромность, имейте это в виду.
Словно ребенку, вкрадчивым тоном женщина старалась донести до гостьи всю нелепость ее вида в данном случае, при этом всеми силами стараясь не ранить ее тщеславия, чем итальянка была явно наделена. Через Валиде прошло такое количество женщин, что и сосчитать невозможно, и ей не составляло труда определить слабые места Патриции и выявить сильные. То, что она смогла различить за скромным сиянием зелены глаз, совершенно ей не понравилось. Такие женщины являли собой образец европейской дикости: надменные, гордые, при этом тщеславны и сластолюбивы. Этой девушке было не место во дворце, и наверняка, ей самой придется сделать так, чтобы обитель правителя Османской Империи больше не осквернялась присутствием этой иноверки.

0

6

Внутренне вспыхнув праведным гневом, Патриция только благодаря итальянскому воспитанию, в котором с детства приучали "держать лицо", не вскочила с места. Валиде несомненно была женщиной опытной и мудрой, и отчасти Сфорца прекрасно могла понять ее реакцию на свою все же излишне откровенную для этих мест одежду, но все  это не давало ей право разговаривать с девушкой подобным образом. Впрочем, если хорошенько подумать, в этой стране эта волевая женщина была матерью правящего короля, что само по себе уже должно было внушить трепет. Но все эти слухи о турках, как о народе совершенно диком и странном, все равно не давали во всей полноте ощутить величие рядом сидящей женщины.

-Благодарю за совет. И я непременно к нему прислушаюсь.
Едва выдавив из себя учтивый тон, Патриция очаровательным образом улыбнулась. В Италии считается совершенно обычным делом врать своему собеседнику, кем бы он ни был, и ничего не будет страшного в том, что она оставит при себе эту привычку и здесь.

Бросив в сторону Валиде осторожный взгляд и увидев, что та все свое внимание сконцентрировала на происходящем за окном, продолжила рассматривать ее. Она была красива, и даже несмотря на возраст, от Айше Хафсы исходил завораживающий ореол свежести и молодости. И почему-то Патриции стало вдруг жалко мать султана, как и всех местных женщин. Их жизнь бесконечно крутилась возле мужчин. Они беспрекословно подчинялись их воли и могли лишь надеяться на то, что их не забудут через неделю. Это унизительное соперничество среди самых лучших красавиц мира, в глазах герцогини, выглядело как самое лютое наказание. Ибо она выросла в мире, где любовь играла все же важную роль в создании семьи и рожденнии детей. Кто-то находил способ манипулировать отцами и братьями, выбирая себе мужа по вкусу, а кто-то, заимев богатого супруга, находил счастье в другой опочивальне - в любом случае все происходило по обоюдному согласию и была возможность избежать той участи, которая была для тебя омерзительна. Здесь же женщина не имела право голоса даже по отношению к своим детям.

-А мне можно будет взглянуть на гарем? Отец говорил, что ваш падишах собрал у себя самых красивых женщин Европы.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC